БЛОГИ КАПИТАНОВ

Автор Администратор
Администратор
Администратор не оставил информации о себе
Пользователь не на сайте
Суббота, 10 Февраль 2018
в Без категории

«Работа в порту – это то, что я знаю, умею и люблю» – Президент АМКО, капитан порта «Черноморск» Станислав Незавитин

8 февраля празднует свое 81-летие капитан Станислав Незавитин, по праву считающийся одним из столпов морского сообщества, причем не только причерноморского. Начав работу в ЧМП, он прошел долгий путь до капитана порта «Черноморск», которому он посвятил четверть своей жизни.

27783358 1770878049653216 1409515375 n-300x244The Maritime Telegraph/«Морская правда» не могла обойти стороной это событие и вспомнила, за что так ценят и уважают капитана Незавитина моряки, портовики и даже те, кто далек от морской отрасли.

Вклад Станислава Яковлевича в морскую сферу не заметить нельзя: только государственных наград у него более 50, среди них – кавалер орденов «За заслуги» II и III степени. А сколько знаков отличия и почетных званий – не сосчитать! «Ветеран труда порта “Южный”», «Почетный работник порта “Ильичесвк”», «Заслуженный работник транспорта Украины», «Почетный гражданин города Ильичевск», лауреат премии «Люди года» по версии газеты «Вечерняя Одесса», награжден золотой медалью и номинирован как советник совета Американского биографического института, его имя внесено в издание «Великие умы XXI века»… если список продолжить, он займет не меньше нескольких листов.

На беседу с журналистом Станислав Яковлевич согласился не сразу, а когда дал добро, недоумевал, что о нем можно написать такого, что еще не описано в многочисленных статьях и книгах. О капитане Незавитине действительно не раз и не два писали в международной морской прессе, что уж говорить об одесской!

Решение посвятить свою жизнь морю не было чем-то предопределенным. У Станислава Яковлевича не было в семье моряков. Родом из Орловской области, он вырос в семье автомеханика и поначалу присматривался к «сухопутным» профессиям. Настоящей дилеммой этот вопрос обернулся весной 1954 года, когда пришло время подавать документы в высшее учебное заведение. Отец Станислава Незавитина – Яков Федорович – прекрасно играл на баяне, впрочем, как и на других инструментах. По словам Станислава Яковлевича, не было инструмента, на котором не умел играть его отец. В детстве он также хотел выучиться игре на баяне. Любовь к сценическому искусству подтолкнула его к стезе кинорежиссера. Незавитин не только подал документы, но и сдал все экзамены для поступления во ВГИК, с успехом прошел… но в последнюю минуту все же передумал. Судьба столкнула его с молодым моряком Николаем Артюниным. Прибившись к школьной компании Станислава Незавитина, он быстро нашел общий язык, во многом этому поспособствовала пусть еще недолгая, но уже насыщенная жизнь курсанта ростовского морского училища. Образ приятеля, его байки о работе на судне и морской стихии, истории и впечатления от плавательной практики качнули чашу весов юного Станислава в сторону морского пути. Ведь неизвестно, доведется ли кинорежиссеру повидать мир так, как это сможет моряк?

Курс Незавитина изменился с Москвы на Одессу, а именно – ОВМУ. Прибыв в город, Станислав Яковлевич познакомился с обратной стороной Южной Пальмиры. Родина Мишки Япончика подленько опустошила карманы юного Станислава Яковлевича, и вот остался молодой человек без гроша, паспорта и комсомольского билета. Один, в незнакомом городе, без документов, Незавитин решил не сдаваться и штурмовать «вышку», ведь отступать было некуда. И хоть вступительная кампания закончилась, начальник училища капитан первого ранга Иван Гаврилович Слепченко все же допустил его к сдаче экзаменов. Так и жил Станислав Яковлевич: днем сдавал необходимые для поступления предметы, а по ночам подрабатывал в Одесском порту. Приложенные старания окупились сторицей – Незавитин поступил, набрав 29 баллов из 30, на «отлично» сдав все предметы, лишь немного подвело сочинение. Однако первая инстанция на пути к профессии моряка была успешно пройдена.

Удивительно, но, выбрав морскую профессию, другая страсть Станислава Яковлевича – кинематография – не затерялась под ворохом новых обязанностей. Она то тут то там напоминала о себе на протяжении всей жизни Незавитина. Во время учебы ему довелось играть в сцене фильма «”Товарищ” уходит в море» – о паруснике, на котором курсанты проходили практику. Режиссер Мура хотел показать, что жизнь на судне не ограничивается вахтами и профессиональными обязательствами, а богата и спортивными кружками, в том числе и боксерским. Для съемок пригласили ставшего потом известным на флоте Вадима Никитина и, конечно, Станислава Незавитина. Выбрали его не просто так. Еще до поступления в академию Станислав Яковлевич увлекался спортом, самой большой его привязанностью стал бокс. Он даже добился титула чемпиона Орловской области среди юниоров. Вдвоем с Никитиным они должны были создать контраст: более высокий Никитин против меньшего по «габаритам» Незавитина. По сценарию маленький да удаленький Незавитин ничуть не уступает своему сопернику, он должен был ударить его, а тот – упасть. И вот, согласно сценарию, Станислав Яковлевич наносит удар, а Никитин расценивает это как настоящее нападение, и бьёт в ответ. По массе Незавитин, может, и был меньше, но удар при этом имел хороший. Завязалась настоящая драка. Досталось и режиссеру с камерой, и некоторым наблюдателям. Съемки пришлось прекратить. Соперников, превратившихся из киношных в настоящих, разнимали друзья. К слову сказать, отношения двух моряков так и не стали дружескими.

Помимо драматического искусства, от отца Станислав Яковлевич перенял любовь к механике, что в последующих рейсах ему очень пригодилось. В академии он вел кружок мотоциклистов.

Морские премудрости давались Незавитину хорошо, и хоть отличником он не был, но все государственные экзамены сдал на «пять» и получил назначение в ЧМП на должность четвертого помощника. Рейса необходимо было ждать 2-3 месяца, чего молодой Незавитин делать не стал, – недавно женившись, он чувствовал обязанность содержать семью. Потому устроился на танкер «Самарканд» матросом, где хорошо себя зарекомендовал, отремонтировав неисправный судовой радар, радиопеленгатор СРП-5 и прочие приборы на борту. Карьера моряка пошла вверх. Следующий рейс Незавитин встретил уже четвертым помощником, через год – вторым. Работа спорилась, через четыре года его ожидало продвижение до старшего помощника, а вскоре и до капитана.

Кандидатуру Незавитина выдвинули на должность капитана огромного по тем временам теплохода «Комсомолец Кубани» с дедвейтом 50770 т. Это должен был быть его первый рейс в новой должности. Идея утвердить за судном Станислава Яковлевича не всем пришлась по душе. Споры вызывали то, что на тот момент Незавитин не имел соответствующего опыта. При назначении на большое судно, требования новороссийского пароходства гласили, что офицер должен пройти практику капитана на малотоннажном судне типа «Казбек». Однако все же решили, что таки быть Незавитину капитаном этого теплохода.

Свой первый рейс в качестве капитана Станиславу Яковлевичу запомнился на всю жизнь, и дело было вовсе не в боязни или неуверенности. Напротив, молодой капитан был как никогда уверен в своих силах. К тому времени он уже имел опыт второго и старшего помощника, работал с такими именитыми капитанами, как Николаем Плявиным и Владимиром Мостепаненко. Но в этом рейсе жизни Незавитину не давал приставленный к нему капитан-наставник. И дня не могло пройти без придирок, беспричинных упреков и советов «как надо». Работать с ним было невозможно. После очередной ссоры Станислав Яковлевич выгнал его с мостика. В скором времени тот сошел на Кубе, а к Незавитину прикрепили другого наставника. Он понаблюдал неделю-другую, оценил работу капитана «Комсомольца Кубани» на «отлично» и спокойно сошел с судна, отправившись обратно в Новороссийск на другом теплоходе.

В последующих рейсах Станислав Яковлевич стал первым, кто возглавил подменный экипаж. В то время, в 70-е годы, стали практиковать систему подменных экипажей для того, чтобы сократить срок нахождения моряков в море – по три-четыре месяца.

В своей долгой плавательной карьере Незавитину довелось опробовать самые разные типы судов: и балкера, и танкеры, и газовозы, и учебные суда. Больше всего, как он сам признается, ему нравится работать на балкерах. В свое время он четыре года провел на стотысячнике-балкере. Тогда их всего было два: нефтерудовоз «Азов», на котором капитанствовал Незавитин, и балкер «Ялта», на котором работал Герой Социалистического Труда, ставший позднее первым президентом Ассоциации морских капитанов Одессы, Ким Некифорович Голубенко. Водить такое судно было невероятно почетно.

27783118 1770877279653293 722669895 n

Проработал капитаном Станислав Яковлевич 11 лет, и глядя на этот солидный стаж, в 1978 году заместитель начальника пароходства Анатолий Григорьевич Третьяк предложил ему должность первого капитана порта «Южный». Эта должность принесла очередной поворот в жизнь капитана и открыла перед ним новые двери. Южному Станислав Незавитин посвятил восемь лет, с 1978 по 1986. Чтобы не растерять хватку, он продолжал выходить в море на судах в качестве капитана.

После Южного судьба забросила Незавитина в жаркую Африку, а именно на лоцманскую службу в республике Мозамбик. Работа ответственная, такую не поручишь абы кому. В то время в Мозамбике шла война, люди ходили вооруженные, в порту опасно было передвигаться пешком – лишь транспортом. Что особенно было прискорбно для лоцмана, Мозамбик страдал от катастрофической нехватки буксирного обеспечения. Можно сказать, его не было вовсе. Языковой барьер также не улучшал ситуацию. Станислав Яковлевич привык к английскому, как официальному языку мореплаванья. В Мозамбике же на английском практически никто не говорил, ни в море, ни на берегу. Вместо него отовсюду доносилась португальская речь – около 30 диалектов. Бывало так, что горожане с разных концов населенного пункта не могли понять друг друга. Лоцман Незавитин же не имел права отдавать команды на каком-либо языке, кроме официального – это закон. Третье, что нужно было брать во внимание, – профессия лоцмана не прощает ошибок. Потеряв звание лоцмана из-за, например, какой-то аварии, моряк не сможет уйти в море в своей предыдущей должности, даже капитаном. Перспектива того, чтобы устроиться впоследствии капитаном судна или порта невероятно мала. Не добавляло уверенности сильное течение близ Мозамбика и старые причалы. Иногда на борт приходилось высаживаться с вертолета, потому что судно стояло далеко у приемного буя. Из-за большого волнения на рейде, ни один катер не доставил бы лоцмана на борт. Потому каждый день Незавитин рисковал, Мозамбик стал для него испытанием, которое лишь закалило характер капитана. Станислав Яковлевич отдал этому делу три года своей жизни.

По возвращении Незавитину предложили пост начальника отдела кадров пассажирского флота. Однако пробыл на этой должности он всего один день – отказался. Решив навестить родину, он уехал на Орловщину, где получил телеграмму с предложением возглавить первый в стране спасательно-координационный центр Черноморско-Азовского бассейна. Все пять лет, что он проработал там, Станислав Яковлевич по-прежнему продолжал выходить в море в качестве капитана и капитана-наставника.

Новые предложения о работе сами находили Незавитина. В следующий раз ему предложили оказать помощь в создании инспекции по безопасности мореплавания. И снова Станислав Яковлевич стал первооткрывателем одной из морских областей.

Когда появилась вакансия капитана порта «Черноморск» (тогда «Ильичевск»), Станислав Яковлевич подумал, какой же ему выпал шанс! Будучи первым капитаном порта «Южный», проработав в нелегкой лоцманской службе в Мозамбике, эта должность пришлась ему по душе. Одно из требований к кандидату на эту должность гласило: необходимо иметь стаж работы капитана дальнего плаванья не менее пяти лет на крупнотоннажных судах. Благо, кандидатура Незавитина подошла как никакая другая. К предстоящему переводу на новую ответственную должность он отнесся как к моральному повышению.

Вот так, начиная с 1995 года и по сей день Станислав Незавитин трудится в капитании порта «Черноморск», следит за контролем обеспечения мореплавания. «Работа в порту – это то, что я знаю, умею и люблю», – говорит Станислав Яковлевич. В работе ему больше всего нравится решать сложные рискованные задачи, которые не по плечу каждому, будь то заход судна в непогоду, при плохой видимости, в ледовых условиях, в условиях ограниченной осадки. Каждый день он сталкивается с такими проблемами, как погрузка и выход танкеров из топливного терминала. При этом всегда оценивал человеческий фактор – кого поставить на выполнение определенных работ.

В порту «Черноморск» проходят практику кадеты и студенты морских учебных заведений, ходят на буксирах, в том числе пятитысячниках, как «Титан» и «Капитан Незавитин». Последнему дали новое имя в честь капитана порта на 56-ую годовщину начала деятельности порта после планового ремонта. Обновленный мощный буксир, как и человек, именем которого его нарекли, символизирует характер, силу и продвинутые производственные характеристики порта.

 

27781626 1770876709653350 1407644599 n
Буксир Черноморского порта «Капитан Незавитин»

 

Если просто перечислить все должности Станислава Яковлевича, можно написать целую статью. Кажется, что он стоял у истоков всех начинаний морского сообщества. Незавитин уже 20 лет председательствует в совете портов Украины и много лет принимает участие в ГЭК – государственной экзаменационной комиссии – в морских вузах в качестве члена или председателя. Последнее назначение Станислава Яковлевича было на пост президента Ассоциации морских капитанов Одессы (АМКО). Его предшественниками были такие именитые капитаны, как Ким Голубенко, Иван Лапин, так что Станислав Незавитин дополнил список выдающихся руководителей. Требования к кандидатам в президенты, к слову сказать, и правда, нешуточные. Устав Ассоциации гласит: президент АМКО избирается на пять лет большинством голосов на Общем собрании, обязательно из числа авторитетных и заслуженных капитанов, имеющих практический опыт работы не менее 10 лет в должности капитана на торговых судах, вместимостью 500 т и выше.

Жизненный опыт и опыт работы Станислава Яковлевича никто не поставил под вопрос, потому 20 октября 2017 года он торжественно принял этот ответственный пост. Сейчас в АМКО членствует более 800 человек. За свой период президентства Станислав Незавитин принял в Ассоциацию еще 54 человека – таких же капитанов дальнего плаванья, как и он. Согласно Положению, вступить в АМКО может лишь капитан торгового флота – этот пункт, как признается сам Станислав Яковлевич, нуждается в корректировке. Ведь какое по сути дело, кто ты – рыбак или речник, если капитанские дух и нрав пылает у всех одинаково?

В дальнейших планах у Станислава Яковлевича еще много свершений. Своим задором, инициативностью и блеском в глазах он не устает доказывать, что 81 год еще не повод выходить на пенсию. Рабочий день он начинает рано. В 4:30 – подъем, за ним следует час зарядки, и в 7:00 утра капитан Черноморского порта уже за рабочим столом. Заканчивает вместе со всеми, разве что выходит за 10 минут до окончания рабочего дня, чтобы не толочься в коридорах и лифте. Больше 20 лет назад, когда Станислав Яковлевич только занял кабинет капитана порта, чаще всего он предпочитал ходить пешком на свой этаж – тогда 11. Причиной тому стала незабываемая атмосфера Мозамбика, с его огромными переполненными лифтами. Но даже сейчас Незавитин не гнушается лестницей – пешком поднимается на 7 этаж, если есть настроение.

Согласно Приказу № 190, а именно «Положению про капитана морского порта и службу капитана морского порта», работники службы капитании порта имеют право выходить в рейс в своей должности. Станислав Яковлевич признается, иногда его посещает мысль снова сделать рейс-второй капитаном на приличном пароходе. За последнее время многое на флоте изменилось, и совершать рейсы стало проще. На мостике штурману помогает GPS система, электронные карты также улучшают условия работы, а вот радионавигационная система осталась практически прежней. Из нововведений Незавитина смущает в основном лишь каждодневная переписка с судовладельцем.

Привычка держать себя в тонусе шагает в ногу вместе с капитаном с малолетства и по сей день. Его увлечение боксом не ушло и не уменьшилось, дома Станислав Яковлевич тренируется с грушей и другими спортивными зарядами, бегает на беговой дорожке. Правда, признается, в последние четыре года нашел себе дополнительное увлечение – пчеловодство. Ухаживает за небольшой пасекой, такой же, как во времена его юности содержала семья Незавитиных.

Тяга к актерству и кинематографии также никуда не пропала. Можно с уверенностью предположить, что если бы в далеком 1954 году начальник училища не внял просьбам молодого человека, Незавитин все равно запомнился бы мировой общественности, но уже в сфере кинематографии. Станислав Яковлевич еще в училище занимался художественной самодеятельностью, так и продолжил эту славную традицию. Еще с курсантских времен он несколько раз выступал на сцене Оперного театра, его даже приглашали выступить в ансамбле ветеранов, но зачем ему это? Станислав Незавитин предпочитает играть для себя, для души. Ставить ему нравится самые различные темы всевозможных авторов, таких как Твардовский, Маяковский, Симонов, Пушкин, Лермонтов и других.

Станислав Яковлевич стал примером для подражания не только начинающим морякам, но собственным наследникам. Семья Незавитиных – настоящий цветник: любимая супруга и три дочери, две из них продолжают традицию отца и трудятся в морской сфере.

8 февраля Станислав Яковлевич отмечает День рождения. И хоть дата не круглая – 81 год, – солидности капитану лишь прибавляет. В своем почтенном возрасте Незавитин выглядит живее юнцов академии, он хоть сейчас готов подняться на мостик и направить судно в открытое море. Не приходится сомневаться, что биография капитана еще пополниться новыми строчками, свершениями и наградами. Во всех начинаниях и продолжениях желаем Станиславу Незавитину семь футов под килем и плодотворного года!

  Источник : http://mtelegraph.com

Теги: Без тегов
Нравится
0
Не нравится
1
0 голосов
Администратор не оставил информации о себе

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, сначала войдите, пожалуйста