БЛОГИ КАПИТАНОВ

Автор Администратор
Администратор
Администратор не оставил информации о себе
Пользователь не на сайте
Понедельник, 29 Октябрь 2018
в Без категории

Борис Кисов – 100 лет памяти черноморского капитана

Борис Савич Кисов – легендарный капитан ЧМП, преданный морю и своей профессии. И все кто с ним работал, перенимали его опыт, мастерство и искусство общения с людьми, чтобы быть профессионалами с большой буквы, как их наставник. Об этом наш разговор в Ассоциации капитанов Одессы.

 Инициатором публикации к 100 - летию капитана стал Михаил Решетняк, капитан с 50-летним стажем плавания. И в самый последний момент материал буквально с колес попал на борт нашей газеты.

Борис Кисов родился 18 октября 1918 года. Закончил одесскую мореходку и работал на судах Дальневосточного флота на линии Владивосток – США. Во время Великой Отечественной войны участвовал в северных конвоях. А с 1944 года был переведен в Одессу в Черноморское пароходство.

Капитан дальнего плавания Вячеслав Лесовик с Борисом Савичем познакомился в 1983 году на теплоходе «Украина», любимом «пассажире» Кисова, на котором он проработал 19 лет.

- Мне многое дало общение с Кисовым, - говорит Вячеслав Максимович. – Он передал мне свое мастерство, как судоводитель. Он знал все маневренные элементы судна и искусно управлял. Если швартовался, то без буксиров. С помощью главного двигателя и якоря подходил к самому причалу. Пролив Босфор мы проходили без лоцмана, на что он имел разрешение. Помню, когда шли с туристами на борту, он, управляя судном, давая команды рулевому, делал еще обзорную экскурсию по достопримечательностям Босфора, рассказывая о султанах, соборах и сколько золота пошло на украшения. Меня это очень удивило. Но потом я поняло, что капитан очень талантливый во всем человек. Он не только искусно владел морским делом, но и был эрудированным в искусстве, истории.

            Теплоход «Украина» для него был особенным. Он дал ему вторую жизнь, настояв на ремонте в Югославии, после которого судно получило класс плавания неограниченного района. В своей работе он был очень требователен. У него не было любимчиков в экипаже, все были наравне. И если кто-то оступился, получал по полной программе. Он соблюдал традиции. При швартовке требовал, чтобы палубная команда строилась лицом к берегу, чтобы было видно, что судно дисциплинированное. Каждый час на мостике на ходовой вахте надо было отбивать в колокол склянки. После рейса он не мог больше двух месяцев находиться на берегу. И признавался, что его как магнитом тянет в море. В 77 лет он завершил карьеру капитана.

Кисов для меня всегда был энциклопедией, – отмечает Вячеслав Лесовик, – по судовождению, поведению с экипажем. В 75 лет он участвовал в международной регате на учебном судне, заняв призовое место. Он для нас был во многом примером, как вести себя в различных ситуациях, учителем и наставником.

            Анатолия Задорожного и Бориса Кисова тоже сдружил теплоход «Украина».

- В 1988 году, когда Кисову было уже 70 лет, мы работали с ним на теплоходе «Узбекистан». Я на должности старпомома, - говорит Анатолий Задорожный. – Он уже был на подменах. А я только ушел с «Украины», проводив ее в последний путь 7 февраля 1987 года. В последнем рейсе по Крымско-Кавказской, возле Сочи в шестибальный шторм мы дали 24 узла, выжав все возможное напоследок. Тогда пассажирские капитаны любили погоняться. И нам это разрешили. Провожая теплоход на кладбище кораблей в Индию с причала старого морвокзала все, что удалось сохранить – его посуду, которую разобрали на память портовики. Я рассказал обо всем этом Кисову на «Узбекистане». И скупая мужская слеза скатилась по его щеке. «Украина» для него была самым любимым судном. Экипаж сделал макет теплохода и подарил его капитану. И много лет он простоял у него в квартире, согревая душу.

            Для него «Украина» была частью его счастливой жизнью, а я работал на «Украине» вместе с женой. И этот железный пароход нас объединил. Я любил слушать, как он рассказывал о своих северных конвоях, где он был между жизнью и смертью, под бомбежкой, тонул, пережил страшные моменты. Мы говорили с ним о Соляннике, с которым он работал в составе китобойной флотилии «Слава», о суровых условиях Антарктики. Китобои – люди грубые. Но он сохранил свою интеллигентность, мягкость, нежность и осторожность в отношении к людям, чтобы не причинить обиды. И в то же время всегда был четким, целенаправленным. Помню, в Батуми в шторм я не разрешил погрузку автомобилей. Один пассажир предложил мне деньги за услугу, но я отказался. Тогда он пожаловался капитану, перевернув ситуацию и обвинив меня, что я потребовал деньги. В то же время я тогда всем пассажирам с автотранспортом отказал. И Кисов даже не стал меня вызывать, все сразу понял.

            На одном из совещаний на «Узбекистане» я докладывал о подготовке в осенне-зимний период. И сказал свою уже отработанную фразу «Для выяснения ясности нужно принять меры». Кисов сразу же перебил меня и заметил, что «ясность выяснить нельзя, ее можно только затуманить». Он был настолько проницателен, что каждого видел и чувствовал и приводил к истине. Он ценил жизнь и всех ценил. Этому я него научился, – подчеркивает Анатолий Задорожный. – В последние годы я поддерживал его, общался с ним. Он жил один. Но говорил, что у него два любимых человека: внук и кот Мишка. Он не любил подарков. И его можно было расположить только добротой и хорошим отношением к работе. Особое отношение у него было к женщинам – по-доброму, благожелательно, уважительно. И я горжусь тем, что работал с капитаном Кисовым и, думаю, смог перенять все, что он мне хотел передать, - подытоживает Анатолий Задорожный.

            Выйдя на пенсию, Борис Савич жалел, что рано оставил море, что мог бы еще поработать, лет до ста. Как настоящий моряк он завещал развеять свой прах над одесским заливом, морем, которому был предан всю жизнь.

            Инна Ищук

Теги: Без тегов
Нравится
Не нравится
0 голосов
Администратор не оставил информации о себе

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, сначала войдите, пожалуйста